Певец Шура. Он всю жизнь ищет любви собственной матери.

0
244

 

Певец Шура. Он всю жизнь ищет любви собственной матери. А она предает его раз за разом. 

 Певец Шура. Он всю жизнь ищет любви собственной матери.

А она предает его раз за разом.  

Но Шура, который уже дважды заглянул смерти в лицо, все же не теряет надежды однажды достучаться до сердца единственного родного человека…

Совсем недавно Шура предпринял очередную попытку помириться с мамой. Приехал в родной Новосибирск, купил цветы и несколько часов просидел у подъезда, ожидая, когда она вернется домой. Но Светлана разговаривать со своим старшим сыном не пожелала…

«ОНА В ГЛАЗА НАЗЫВАЛА МЕНЯ ВЫКИДЫШЕМ»

Он всегда чувствовал себя ненужным и нелюбимым. Мать баловала младшего сына, а к Саше относилась холодно, нередко и жестоко.

— Она родила меня в 17 лет, я был для нее нежеланным ребенком, мама хотела избавиться от беременности. Она в глаза называла меня выкидышем и всегда находила повод отругать.

Представляете, она даже не разрешала называть ее мамой — только Светой! А иначе била. Мне, ребенку, было не понять, почему маму нельзя называть мамой, но получать по морде тоже не хотелось…

Когда Саше исполнилось девять лет, мама, решившая после развода устроить свою личную жизнь, сдала его в детдом. Он рыдал, не понимал, почему его бросили, в чем он виноват, умолял забрать домой. Но мать решения не изменила.

Через пару лет над мальчиком сжалилась бабушка, и он переехал жить к ней. А в 16 лет, получая паспорт, Шура узнал семейную тайну — оказывается тот, кого он считал родным отцом, был его отчимом.

— Вот тогда-то мне и стало ясно, откуда у мамы и папы такая нелюбовь ко мне. Видимо, мама перенесла весь негатив, который она питала к моему настоящему отцу и которого я никогда не видел, на меня.

 

«НИКТО НЕ ПОНИМАЛ, ЧТО Я ПРОСТО ГИБНУ»

Повзрослев, Саша отправился в Москву и быстро нашел свою нишу. Крашеные длинные волосы, отсутствие передних зубов, обувь на платформе и шуба на тощее голое тело — пресыщенная публика в середине 1990-х приняла это «чудо в перьях» на ура.

Деньги полились рекой. В то замечательное время, по воспоминаниям Шуры, работал он по семь дней в неделю и с каждого концерта посылал своей маме по 500 долларов. Она ушла с работы — необходимость зарабатывать самой отпала.

Но шальные деньги сыграли с Сашей злую шутку. Экстравагантный певец по уши увяз в наркотиках:

— Меня быстро приучили к такой дряни, которая вызывает постоянное чувство тревоги и раздражения. У меня все время болела голова, достаточно было одного недоброго слова, чтобы я впал в беспросветную депрессию.

По малейшему поводу лил слезы, устраивал истерики. Я становился неконтролируемым — бросался на охранников, таскал за волосы помощниц, срывал концерты — страшно вспомнить. Но публику это только развлекало, все считали, что это шоу, и никто не понимал, что на самом деле я просто гибну.

В какой-то момент Шура испугался и сам лег в наркологическую клинику. А там врачи, проведя обследование, огорошили его страшным диагнозом: рак, и уже пошли метастазы.

Он перенес операцию, а затем 18 курсов химеотерапии. Полтора года лечения, еще четыре — реабилитация. Он растолстел до 140 кг, передвигался в инвалидной коляске. Ни о какой работе в то время, конечно, речи идти не могло.

— У меня не было возможности зарабатывать, и, соответственно, матери я ничего не высылал. Во время химиотерапии она приехала, поддержала меня. Но окончания лечения не дождалась. А все мои родные и вовсе отвернулись…

«МНЕ ОЧЕНЬ ОДИНОКО…»

Он старался не держать обиды. Более того, чувствовал свою вину перед мамой за то, что не помогал материально. И когда встал на ноги, убедил ее переехать жить к нему в Москву.

Казалось, они на пути друг к другу — в долгих разговорах вечерами сын и мать знакомились заново. Но вскоре у Светланы появился новый кавалер, и она, бросив столичную жизнь, вернулась с ним в Новосибирск.

А четыре года назад Шура узнал: родная мать через суд лишила его прописки в бабушкиной квартире. Причем об этом иске певец услышал от чужих людей. Поговорить с сыном Светлана Ивановна не сочла нужным.

— Сказать, что я был в шоке, это не сказать ничего, — признается певец. — Я не мог поверить, что это происходит со мной. Даже после всех историй маминого предательства подумать не мог, что она пойдет на такой шаг. Могла ведь позвонить мне, предложить: мол, давай продадим квартиру — я бы понял. Но действовать исподтишка! Так подло…

В результате он остался бомжем — без жилья и без прописки. Ведь за годы в шоу-бизнесе обзавестись квартирой в Москве Шура так и не успел, а болезнь и годы лечения вытянули все денежные запасы.

Сегодня исполнитель хита «Твори добро» живет один в съемных квадратных метрах. И мечтает.

— Мы, артисты, в большинстве своем одинокие люди. Мне очень хочется возобновить отношения с мамой. Какой бы она ни была, как бы ко мне ни относилась — она одна в жизни, — с болью говорит расстроенный певец. — Я все-таки жду ее звонка и надеюсь, что мы еще будем общаться по-родственному, по-человечески…