Николай Фоменко: «Я не такой дед, что внуков раз в году видит»

0
150

Николай Фоменко: «Я не такой дед, что внуков раз в году видит»

Николай Фоменко. Фото: Пресс-служба кинокомпании «Русское»


— Николай, вас не сму­­тил сюжет фильма. Ведь это рассказ о девушках, попавших в террорис­тические организации.

— Я не понимаю, что здесь может смутить? Проблема же действительно существует, и все о ней знают. Как знают и о Варваре Карауловой, которая училась в МГУ, а потом поехала в Сирию, в ИГИЛ (организация, запрещенная на территории РФ. — Прим. «ТН») Документальная история этой девушки использована как часть сценария. Во всем мире снимается масса картин на тему исламского терроризма. Один из примеров — трилогия «Заложница» с Лиамом Нисоном в главной роли. Об этих проблемах нужно говорить и бороться с ними всеми способами. Я участвую в этом фильме, потому что меня эта тема волнует как любого нормального человека, ведь у меня есть дети, в том числе две девочки.


— Что для вас стало самым сложным в работе?

— Нам еще снимать и ­снимать, так что все сложности впереди. Закончился блок съемок в Москве, впереди поездка в Египет. Для меня всегда очень важна команда. А режиссера фильма Женю Лаврентьева я знаю больше двадцати лет, мне нравится, как он работает. Тема достаточно острая, «на стыке» — где же находится эта невидимая граница между добропорядочным исламом и террористическим движением? Но наша картина по большому счету не о терроризме, а о семейных ценностях. На мой взгляд, семья — это и есть государство. Меняется правительство, система координат, меняется все на свете, а вот семья во все времена остается главным в жизни людей. Мой герой проходит путь от человека, который сначала разрушил собственную семью, а потом собрал ее заново. И понял, что главнее дома ничего в жизни нет. Он обычный человек, не супергерой. Ведет себя как отец, для которого ничего дороже своего ребенка нет и быть не может. Передо мной бы тоже не стоял вопрос — отдать свою жизнь за спасение ребенка или нет. Дети — все, что у меня есть. Остальное — неинтересно, неважно, бессмысленно. Потому что наша деятельность, творческая или деловая, ничего после себя не оставляет. Только в детях мы продолжаемся дальше. Ради своей семьи я готов на все, жена и дети — моя главная поддержка и опора. И я свято чту эти семейные ценности, о которых говорится в нашем фильме.

Николай Фоменко: «Я не такой дед, что внуков раз в году видит»

Диана Пожарская играет девушку, примкнувшую к террористам.


— Какой совет вы дадите родителям, чтобы они не потеряли связь с детьми?

— Важно быть рядом, заниматься ими. Если уж вы их родили, будьте добры потратить свою жизнь на то, чтобы ваши дети выросли окруженными настоящей заботой и любовью. Почаще обнимайте их, и все будет хорошо. У меня пятеро детей и трое внуков, и, представьте себе, я знаю все о каждом из них: кто куда ­поехал, кто чем в какую минуту занимается… С утра до вечера мы на связи. Я всегда в курсе событий:­ куда поехали, кто бросил волейбол, а кто перестал ходить на танцы. И тут же у ­меня ­возникает вопрос: почему перестали ходить и что с этим ­делать? В общем, я постоянно в ­центре ­событий и ­рулю ­ситуацией.


— Год уходящий был для вас юбилейным: вам исполнилось 55 лет. Как относитесь к датам?

— Я не отмечаю дни рождения, и уж тем более для меня нет понятия — юбилейный или не юбилейный год. Цифры ничего не значат, и возраста я не ощущаю. Принцип жизненный один — только вперед. Итоги любят подводить те, кто особо ничего не делает. А у меня столько всего происходит одновременно, что мне год понадобится, чтобы проанализировать происходящее. Я, как в той поговорке: утром в газете, вечером в куплете.


— Вы преуспели в стольких профессиях: актер, музыкант, телеведущий, автогонщик. А есть что-то, что вы хотели, но еще не успели совершить в жизни?

— Нет, мне бы даже хотелось от какой-то работы отказаться, слишком много всего. Моя жизнь по-прежнему расписана по минутам. И все свободное время и возможности я трачу на то, чтобы побыть с семьей, на занятия с детьми. Других интересов у меня нет, если честно.

Николай Фоменко: «Я не такой дед, что внуков раз в году видит»

С Евгенией Дмитриевой в телефильме «На краю».


— А что бы вы все-таки назвали сегодня главным делом своей жизни?

— Главное — это мои малыши, мои дети и внуки. Некоторым и 20 лет скоро исполнится, а кому-то уже и за 30, но для меня они все малыши. Важнее их ничего нет. Когда ты проживаешь длинную жизнь и делаешь много всего, в потоке времени становится понятно, что вся твоя деятельность в общем и целом эфемерна по сравнению с тем, что значат твои дети. Они твое будущее. Уже послезавтра никто не будет перечитывать то огромное количество журналов, что сейчас выходит. Даже книжки, к сожалению, люди перестают читать. И музыка невечна, только, пожалуй, архитектура сохраняется. Раскопали камень и поняли, что после себя оставил человек… Да что говорить, люди вчера еще на танки залезали, а сегодня Ельцина никто не вспоминает.­ Так будет и дальше. Я всегда считал, что Моцарт знаменит только тем, что у него было 11 детей. Если бы у ­Сальери было такое же число потомков, они бы его тоже продвигали… Я говорю сейчас с философской точки зрения. Возможно, это не совсем верные мысли, но они мои.


— Что для вас, как для многодетного отца, самое важное в воспитании детей?

— Важно не перекладывать воспитание ребенка на детский сад и школу, а всегда быть с ним рядом. Когда взрослые заняты только собой, то случаются страшные вещи, которые показаны в нашем фильме «На краю». Сегодня растет очень странное поколение. У них нет чувства ответственности перед окружающим пространством. Нужно прививать маленькому человеку то, что вы считаете нужным. Например, какие книги читать. Есть теория: пусть, мол, ребенок сам решит, кем он хочет быть и чем заниматься. Не желает учиться музыке — пусть не учится! На мой взгляд, это ошибка. Ребенок познает мир и каждый день хочет новое, хватается за разные вещи. Но, увлекаясь всем сразу, невозможно достичь результатов. Согласен, нужно дать ребенку много­ ­возможностей. Когда вырастет, у него будет база знаний, он решит, чем заниматься. Возможно, поменяет профессию, потому что в сегодняшнем мире нельзя работать лишь в одном направлении. Я своим примером стараюсь оказывать влияние на детей, на их выбор занятий и увлечений — музыка, спорт, образование. У нас в семье девочки играют на рояле, а мальчики на скрипке. Я довольно жесткий родитель, сюсюкаться не привык. Моих детей нет в социальных сетях, они не сидят сутками в интернете, а читают книги. Я считаю, что люди должны говорить друг с другом, а не переписываться в мессенджерах.

Николай Фоменко: «Я не такой дед, что внуков раз в году видит»

С детьми — Иваном и Анастасией (2009).


— Какие качества ребенка вы сохранили в себе?

— Восторженность и романтичность. И очень досадное качество — веру в людей. Доверчивость не в смысле наивности, а в смысле культуры доверия, что сейчас вообще в жизни не принято. То есть прежде чем оставить автомобиль на заправке на пять минут, его нужно обязательно закрыть, предварительно все из него забрав, чтобы тебя не обчистили. Я не таков… Но я уже пожилой человек, что поделаешь. Живу в тех конструкциях, которые были привиты мне в детстве. И своим детям их прививаю. Главный совет, который я готов дать детям, основываясь на жизненном опыте: любить — значит отдавать. Это всегда возвращается сторицей.


— Готовы к тому, что дети пойдут по вашим профессиональным стопам?

— Если кто-то из моих малышей попытается стать артистом, то я сделаю все, чтобы это был артист не только в Российской Федерации. Потому что мир — он очень большой и очень открытый. Наши дети должны жить в мире без границ, как и все остальные. А профессия русскоязычного артиста через десять лет будет неактуальной, на мой взгляд. Это никоим образом не значит, что язык надо забывать. Но очень важно иметь возможность работать всюду. 


— Вы уже трижды дед. Согласны с утверждением, что внуков любят больше, чем детей?

— У меня нет к внукам «дедушкиного» подхода, возможно потому, что мои дети и внуки «перемешаны» по возрасту — внучки старше младшего сына. Так что никаких различий между ними я не делаю. Отношения со всеми очень доверительные, близкие. Я не такой дед, что внуков раз в году видит, поздравляя с Новым годом.

Николай Фоменко: «Я не такой дед, что внуков раз в году видит»

С женой Наталией.


— Вот уже несколько лет, как группа «Секрет» возродилась золотым составом, дает регулярные концерты. Вы по-прежнему дружны, как в юности?

— Осенью начался юбилейный мировой тур в честь 35-летия «Секрета». На это уходит много сил и времени, но и радость, конечно, приносит. На самом деле мы всегда оставались дружны. Но скандалы привлекают больше внимания. Поэтому, когда СМИ пишут, что мы не разговариваем, ссоримся и тому подобное, нам остается только поддерживать тему. Так что мы будем только рады, если вы напечатаете, что мы не просто не разговариваем, а ненавидим друг друга. И на концертах наши гримерные находятся на расстоянии 400 м друг от друга. (Смеется.)


— В ближайшее время планируются съемки фильма о группе «Секрет». А если бы вы снимали кино о себе любимом, какие моменты нашли бы в нем отражение?

— С чего бы я начал? Побежал к психиатру со словами: «Я хочу снимать кино про себя!» На мой взгляд, это как минимум странно, признак дурного воспитания. Как перед зерка­лом стоять и говорить: «Господи, какой я красивый!» Невозможно пытаться воссоздать всего одну истину. Вы смотрите на себя в зеркало и видите одно, а я смотрю на вас и вижу совершенно иное… Бесконечно повторяю стихи Пастернака: «Быть знаменитым некрасиво. Не это подымает ввысь. Не надо заводить архива, над рукописями трястись. Цель творчества — самоотдача, а не шумиха, не успех. Позорно, ничего не знача, быть притчей на устах у всех». С каждым годом они все меньше находят понимания и отражения в мире…
 
Мы же планируем снимать художественный фильм в жанре, может быть, некоего комикса. Будем играть самих себя, но это придуманная история, художественный вымысел. События, происходящие с группой «Секрет» в фильме, будут очень далеки от реальности. Григорий Константинопольский сейчас дописывает сценарий, он же будет и режиссером картины. Мы надеемся, что в конце весны уже приступим к съемкам.

Николай Фоменко: «Я не такой дед, что внуков раз в году видит»

Николай — профессиональный скрипач. 10 лет отучился в музыкальной школе.


— В чем сегодня ваш рок-н-ролл?

— Мне просто радостно все, что происходит вокруг: и в работе, и в семье. Все более или менее успешно. В октябре 2018 года зрители увидят удивительное высокотехнологичное шоу, где я буду играть на скрипке. Это мой личный музыкальный проект. Я ведь профессиональный скрипач — в детстве занимался целых десять лет — и бесконечно рад тому, что скрипка вновь появилась в моей жизни. Сейчас много занимаюсь. Это очень трудно, но и невероятно интересно.


— В спектакле «И снова c наступающим» вы играете с Леонидом Ярмольником. Ваши герои актеры, судьбы которых сложились по-разному: один — известный шоумен, другой — неудачник. Как вы считаете, все зависит от судьбы или от самого человека?

— Конечно, от самого человека. Судьба, несомненно, участвует, но это всего двадцать процентов, остальное — труд. Как человек с упрямством крокодила вкладывается в себя, старается, трудится, и в результате что-то получается. Либо не получается. О себе мне судить трудно, похожих на меня людей в реальности немного: таких, кто сразу в нескольких профессиональных сферах задействован, сами все придумывают и осуществляют. Но полностью подпишусь под словами «Я бы ничего не хотел изменить в своей жизни». У меня все прекрасно, тьфу-тьфу, лишь бы не сглазить.

Николай Фоменко


Родился:
30 апреля 1962 года в Ленинграде


Образование:
окончил Ленинградский институт театра, музыки и кинематографии (ЛГИТМиК)


Семья:
жена — Наталия Фоменко (Кутобаева), руководитель пресс-службы Совета Федерации; дети — Екатерина (36 лет), Анастасия (19 лет), Иван (14 лет), Василий (8 лет); внуки — Аглая (13 лет), Мария (12 лет), Иван (2 года)


Карьера:
актер, музыкант, теле- и радиоведущий, автогонщик. В 1982 году вместе с Максимом Леонидовым и Дмитрием Рубиным создал группу «Секрет». Снялся в 50 фильмах, среди которых: «Сирота казанская», «Старые клячи», «День радио», «Апостол». Мастер спорта России международного класса по автоспорту

Привет, «Секрет»!


Чем занимались участники бит-квартета «Секрет» после того, как группа распалась.

Николай Фоменко: «Я не такой дед, что внуков раз в году видит»   Максим Леонидов
   После ухода из группы в 1989 году начал сольную карьеру.
   До 1996 года жил и работал в Израиле, после чего вернулся
   в Санкт-Петербург. В 2012 году воссоединился с «Секретом»
   и принимает участие в общих концертах и выпуске альбомов.
   Выступает сольно, работает в театре, пишет музыку к спектаклям. | Фото: Global Look Press

Николай Фоменко: «Я не такой дед, что внуков раз в году видит»   Алексей Мурашов
   Был приглашен в группу в 1982 году, позже играл в трио
   «Секрет» и группе «Секрет-5». В 1998 году покинул этот
   коллектив и с тех пор выступал сольно, позже создал
   собственную группу — «По БАРАБанУ band». В 2008 году
   вместе с Фоменко и Андреем Заблудовским возродил «Секрет», вместе они записали еще один альбом — под названием «LIVE». | Фото: Алексей Смышляев/ТАСС

Николай Фоменко: «Я не такой дед, что внуков раз в году видит»   Андрей Заблудовский
   После распада бит-квартета в 1990 году вместе с Мурашовым
   и Фоменко играл в трио «Секрет», которое после ухода Фоменко
   переименовали в «Секрет-5», а после — в «Секрет-99».
   Лидером этого коллектива является по сей день. С 2013 года
   золотой состав группы возобновил концертную деятельность. | Фото: Global Look Press

Николай Фоменко: «Я не такой дед, что внуков раз в году видит»   Дмитрий Рубин
   Вместе с Николаем Фоменко и Максимом Леонидовым стоял
   у истоков «Секрета», но покинул группу еще до ее взлета,
   уступив место Андрею Заблудовскому. Написал стихи
   к самым известным песням группы: «Привет», «Алиса»
   и другим. Песни на его стихи пели Пугачева, Боярский, группа «На-На». Скончался в июле 2017 года. | Фото: vk.com