Мы наш, мы новый мир построим!..

0
15

Отказаться от комфорта и размеренного существования ради помощи людям в далекой стране или заботы о ветхом храме в глубинке… Почему некоторые решаются на это? Мы собрали истории героев, переживших внутренний переворот, который изменил не только их судьбу, но и судьбы других.

Мы наш, мы новый мир построим!..

Наши герои – обычные люди… ну, почти. Если не
считать, что с каждым из них однажды случилось нечто необъяснимое, что-то такое, что заставило их перевернуть жизнь с ног на голову – или, может быть, как раз наоборот.

Что вы сказали бы о таком сюжете: женщина, врач по профессии, жена нефтяника, вдруг бросает хорошую работу и безбедную жизнь и едет в тропики, где ее ждет диета из макарон и риса (остальное – дорого) и больные индейцы? Надуманно? Неправдоподобно? Ее зовут Виктория Валикова, все вышеописанное произошло с ней три года назад. Сейчас она открывает в Латинской Америке уже вторую благотворительную клинику: друзья из мин­здрава Никарагуа попросили помочь одной рыбацкой деревне.

А протоиерей Олег Ельцов, хоть и родился в семье военнослужащего, уже в юношеских снах видел себя настоятелем старинного храма. И действительно стал священником, служил в Москве, но не мог забыть виденную когда-то в Ростове Великом церковь XVI века – очень красивую, но заброшенную, полуразрушенную. В конце концов Олег Ельцов оставил столицу, чтобы занять пост настоятеля этого храма, несмотря на то, что прихожан в нем немного, зато работы по восстановлению хоть отбавляй. Но отец Олег не жалеет, что уехал: ­«Я здесь на своем месте».

На своем месте чувствует себя и Николай Степанов, который уволился из отдела продаж крупной компании, чтобы стать гидом в Черногории. Впрочем, для него эта работа – скорее форма психотерапии, попытка cделать слушателям прививку от стресса большого города.

Врач, священник, экскурсовод… Истории разные, а общее в них – вспышка внутреннего смысла и непреложного долженствования, которое толкает к действию и оказывается сильнее гарантированного благополучия. В какой момент возникает это чувство и почему оно приходит не ко всем?

«Страшно сознавать, что каждое мгновение я несу ответственность за следующее»

«В каждом из нас есть способность к реализации истинного потенциала, но многие отмахиваются от пиковых переживаний – моментов, когда мы чувствуем себя цельными и остро осознаем, для чего живем на свете», – объясняет психолог Евгений Осин. Чтобы честно заглянуть в себя, требуется мужество – ведь тогда, возможно, привычный образ жизни покажется нам чуждым и пустым, и потрясение будет слишком сильным.

«Страшно сознавать, что каждое мгновение я несу ответственность за следующее, – пишет экзистенциальный психолог Альфрид Лэнгле в книге «Жизнь, наполненная смыслом. Прикладная логотерапия» (Генезис, 2008). – Однако прекрасно сознавать, что будущее, мое собственное будущее и вместе с ним будущее мира, людей вокруг меня каким-то образом – пусть даже и в незначительной степени – зависит от того, какое решение я приму в этот момент».

Все наши действия так или иначе влияют на других. Даже незначительные поступки отражаются на тех, кто рядом. Готовы ли мы взять на себя ответственность за них? Станем ли мы проводниками чужих идей или создадим свои и будем действовать в соответствии с ними? Выбор за нами, и порой он бывает тяжелым. А кто сказал, что революция – это легко?

Мы наш, мы новый мир построим!..
«Некоторые из моих прихожан, как и я, бежали из Москвы»

Олег Ельцов, 44 года, настоятель храма

Религией я заинтересовался в восьмом классе, когда прочел «Мастера и Маргариту». Однажды сестра привезла меня в Тутаев, где я принял крещение и понял, что стану священником. Примерно тогда же во мне зародилась любовь к старинным храмам – после поездки в село Варницы под Ростовом, где я в числе волонтеров помогал восстанавливать храм.

После школы я пошел в духовное училище, потом снова попал в собор, где крестился, – уже старшим алтарником. Там проживал на покое архимандрит Павел (Груздев), подвижник веры, много лет проведший в лагерях. Примеры святости укрепили меня в вере. Через год меня перевели в Москву, но столичные реалии не соответствовали моим устремлениям.

После отпевания очередного криминального авторитета я задумался о переезде в Ростов Великий, где начиналось мое воцерковление. Город встретил меня красотой архитектуры… и бытовой неустроенностью. Один из древнейших храмов, построенный над мощами чудотворца, был забыт.

Я открыл сайт, ходил по организациям, просил. Эффекта это не дало. Элементарные вещи – окна, двери, электричество – делал на сбережения, оставшиеся от продажи квартиры в Подмосковье. А нужны были миллионы! Но храм ожил. Стали приходить люди, не только из Ростова – некоторые так же бежали из Москвы: на выходные или навсегда.

Сейчас у нас много дел. Я верю, что моя миссия – не просто настоятель, а хранитель памятника старины.

Мы наш, мы новый мир построим!..
«Как только становится тихо, думаю − что бы еще сделать»

Виктория Валикова, 28 лет, врач

Подружки говорили, что мне повезло. Быть замужем за нефтяником, работать в частной клинике и решать проблемы уровня «айфон или галакси» – да, это было удобно. Я не знала даже, сколько у меня зарплата. Мне было 24 года, и, если бы я не поехала путешествовать в Азию, – наверное, так и продолжала бы жить.

В Камбодже столкнулась с тем, что все в мире, оказывается, не так, как я учила в школе и видела по телевизору. Вот они – болезни бедных, тех, кто не может просто пойти в больницу. Да и больницы-то есть не везде. Я подумала: как же теперь жить? Что делать? Несколько дней просидела, пялясь на океан. И решила: сейчас или никогда. Подала заявление в Институт тропической медицины в Антверпене, отучилась и уехала в Гватемалу.

Вместе с местным врачом Сергио мы собрали деньги на Boomstarter и в начале 2017 года открыли бесплатную клинику для бедных. У нас работают волонтеры из России, США, Канады и Европы. И знаете, мы каждый день делаем что-то реальное. Умирал человек, а мы его подлатали – и теперь он будет жить. Выявили у беременной анемию, дали ей железа – ребенок родится здоровым. Дали голодающему ребенку терапевтическую еду, реабилитировали – и вот он в школе, в той самой, где наши же волонтеры преподают, – руку тянет.

По спокойной жизни я не скучаю. Как только становится тихо, я напрягаюсь, думаю – что же еще сделать? И снова за работу. Я рада, что я – могу.

Мы наш, мы новый мир построим!..
«Я хочу, чтобы после моих экскурсий люди задумались о подлинном смысле жизни»

Николай Степанов, 48 лет, экскурсовод

Еще в школе я был лучшим экскурсоводом, закончил истфак, но в 90-е годы ушел в коммерцию. Возглавлял отделы продаж крупных международных компаний в Москве. При этом помогал волонтерам: вел в родном Нижнем Новгороде экскурсии по городу – для души. Но четыре года назад я понял, что нужно бежать – от стресса, злобы и бессмысленности жизни, которую я чувствовал постоянно. Радовал лишь банкомат дважды в месяц.

После очередной взбучки на планерке, почувствовав аритмию, я написал заявление об уходе. Заручившись поддержкой жены, в 2013 году уехал в Черногорию. Там сдал экзамен, прошел сертификацию в министерстве туризма и получил лицензию на работу гидом.

Сейчас через мои руки проходит примерно 100 человек в год – такие же, как я когда-то, белки в колесе. А я за два-три «сеанса» возвращаю их в нормальную реальность. Мои туристы впитывают красоты этой страны, видят, как черногорцы воспитывают детей – в нежности и ласке, как относятся к делам – не больше одного в день, так оно будет и в удовольствие, и выполнено на совесть. Как общаются друг с другом – тепло и уважительно. В этих деталях и есть подлинный смысл жизни.

Когда мои «белки» возвращаются к своим ежедневным колесам, то помнят – есть альтернатива вечной борьбе. Они становятся моими «агентами влияния»: возвращаясь к своим пациентам, клиентам, родным, делают мир добрее. Ради этого стоит работать и жить.